Главная » 2015 » Июнь » 12 » Социолог: Мы ошибались насчет русских в Литве, это ненормальная ситуация
06:44
Социолог: Мы ошибались насчет русских в Литве, это ненормальная ситуация

Социолог: Мы ошибались насчет русских в Литве, это ненормальная ситуация 25 лет Литва является независимой, но проживающих здесь русских и поляков все еще называют «пятой колонной». Отметивший это глава Института этнических исследований Литовского центра социальных исследований Андрюс Марцинкявичюс утверждает, что имидж нацменьшинств часто обусловливают сформировавшиеся в советское время стереотипы.                                                               Смотря на поток сообщений в СМИ после возникновения военного конфликта на востоке Украины, Марцинкявичюс отмечает, что доминирует довольно односторонняя интерпретация истории некоторых нацменьшинств и их отношений с Литовским государством. Он считает, что в этой интерпретации есть сформировавшиеся в советское время стереотипы.

 
«Например, вопрос лояльности национальных меньшинств все еще нередко связывается с влиянием политики советского режима на их идентичность. В некоторых случаях отношение этих меньшинств к нынешней России и ее политике также рассматривается как ностальгия по советскому прошлому. В публичном дискурсе появился термин «пятая колонна», и рассуждения, не могут ли нацменьшинства стать этой колонной в случае военного конфликта с Россией», - объяснил ученый.
 
По словам Марцинкявичюса, за последние 20 лет из публичного дискурса в Литве исчезли такие понятия, как «пятая колонна», но в нынешнем политическом контексте, на который влияют события на Украине, они постепенно возродились. Особенно это заметно, когда речь идет о возможной реакции нацменьшинств на более активную пропаганду на российских телеканалах. Ученый задался вопросом, в отношении каких нацменьшинств в СМИ чаще всего применяется характеристика «пятой колонны». Прежде всего, в голову приходят русские и поляки.
Но, спрашивает собеседник, задумываемся ли мы более глубоко, кто такие русские Литвы с точки зрения исторического развития, и надо ли связывать их с угрозой государственности, политической и гражданской нелояльностью, «пятой колонной».
«Сейчас мы видим довольно одностороннюю картину, связывающую русских с болезненными для Литвы событиями Второй мировой войны и советской оккупации. Мы не учитываем, что русские – многослойная по разным критериям группа жителей – по времени прибытия и проживания, социальной структуре, культурным и религиозным ориентациям, опыту интеграции в литовское общество и пр», - сказал Марцинкявичюс.
 
Русские появились в Литве не в советское время
 
По словам собеседника, одно дело, если мы говорим о представителях советской номенклатуры, армии, структур безопасности, в конце концов, присланных из других регионов Советского Союза специалистах и рабочих. Они на самом деле были сильно ангажированы идеологически и им нелегко было смириться с изменениями после восстановления независимости Литвы в 1990 г. их имидж до сих пор широко используется в публичном дискурсе.
"Я считаю, что редко учитывается то, что русские в Литве состоят из разных культурных сегментов. Например, мы можем вспомнить, что русские в Литве появились не в советское время, и уже до того выделялись особыми чертами, вкладом в литовскую культуру, но об этом меньше известно и мало говорится в СМИ", - сказал ученый.
По словам Марцинкявичюса, русские – историческая этническая группа в Литве, появление которой можно связывать примерно с концом XVII века, когда староверы начали мигрировать из России на территории бывшего Великого княжества Литовского.
Потомки религиозных общин до сих пор живут в Литве, особенно в Зарасайском, Рокишкском районах. Здесь – самые старые ареалы староверов. Прошедшая в советское время коллективизация и индустриализация, антирелигиозная политика обусловила исчезновение их части, миграцию староверов из деревни в Вильнюс и другие города, но не уничтожила стремление сохранить веру предков.
Собеседник обратил внимание, что русская община существовала в Литве и в межвоенное время, особенно во временной столице Каунасе, где была сосредоточена русская интеллигенция того времени. Интеллигенция была лояльна к независимой Литве, а в советское время ее представители были склонны больше интегрироваться в литовское общество, чем в общество новоприбывших.
По словам Марцинкявичюса, для многих этих интеллигентов новый режим был неприемлем идеологически: это были люди с другим образованием и политическими взглядами, не такие, как прибывшие из других советских республик. Но, объяснил ученый, это не был многочисленный сегмент литовского общества, поэтому он не был заметен и не обсуждался широко.
«Важно сказать, что в начале советской оккупации в Литве пострадали не только литовцы, жители других национальностей, но и русские – советский режим неугодных прежде всего оценивал по социальным критериям, поэтому русские интеллигенты или были сосланы, или вытеснены из активной общественной деятельности, или просто эмигрировали на Запад и пр. (…) Парадоксально, но часть русских Литвы стала жертвами советизации, которую проводили приехавшие русские», - сказал Марцинкявичюс.
Между тем, в советское время в русской общине Литвы формируется новый сегмент. «Когда мы говорим о русских, процессах советского времени и «пятой колонне», мы не учитываем, что, прежде всего, русских может представлять человек, приехавший сюда в советское время с распределением на предприятие, или работавший в номенклатуре, с другой стороны, человек, у семьи которого глубокие исторические корни в Литве, уходящие, возможно, в XVIII, XIX или начало XX века, и которого такие эпитеты, как «пятая колонна» или «оккупант» оскорбляют. Не только они, но и множество родившихся в советское время и выросших в Литве русских чувствуют свою связь с Литвой, считают ее своей родиной, и хотят, чтобы их дети жили тут. Тем более, что немало русских и литовцев связаны семейными узами», - сказал Марцинкявичюс.
 
Надо ли доказывать политическую и гражданскую лояльность?
 
Несомненно, говорит ученый, среди русских Литвы есть люди, попавшие под воздействие информационных средств пропаганды нынешней России, но такие есть и среди литовцев. Поэтому, считает собеседник, было бы некорректно обсуждать, на основании критериев национальной зависимости, кто из них в случае военного конфликта поддержал бы агрессора.
«Должны ли представители национальных меньшинств, через 25 лет после восстановления независимости Литвы, дополнительно доказывать политическую и гражданскую лояльность к Литовскому государству? Я считаю, что нет. Они являются равноправными гражданами Литвы, у них есть обязательства и ответственность перед государством, а государство обязано учитывать их потребности. В противном случае, мы будем поощрять возникновение недоверия между разными этническими группами», - сказал собеседник.
В отношениях с этническими меньшинствами он выделяет политический и бытовой уровень: у людей в повседневной жизни не возникает столько проблем, сколько у политиков. Например, в юго-восточном регионе Литвы издавна рядом жили католики, староверы и православные, поляки, белорусы, литовцы, для них не проблема в общении перейти с одного языка на другой, они могут разговаривать и на двух языках.
По мнению собеседника, важно взглянуть на историю своего края не только с точки зрения национальных интересов литовцев. Есть исторические процессы, которые оставили глубокий след в памяти литовцев, но представители нацменьшинств пережили эти процессы, и возможно, до сих пор видят немного иначе.
По словам Марцинкявичюса, надо стремиться к интерпретации истории, объединяющей, а не раскалывающей всех граждан Литвы, это позволило бы людям, вне зависимости от их национальности, гордиться своей страной и достижениями.
Категория: Независимое мнение | Просмотров: 914 | Добавил: igos2009 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]